УЗНИК ЖАСЛЫКА


A`zam FormonovХотя о колонии исполнения наказаний УЯ 64/71, расположенной рядом с поселком Жаслык, слышали многие, но об открывшей зловещую страницу в новой истории Узбекистана этом античеловеческом объекте у людей истинной информации, думаю, недостаточно. Информацию об этой колонии впервые я распространил 20 сентября 1999 года. Моя дочь ездит в эту колонию уже более 10 лет – в ней сидит мой зять Азам Фармонов. Думаю, что уважаемый читатель прочитав данную мою статью, вынесет определенное представление об этой зловещей колонии.

Талиб ЯКУБОВ

УЗНИК  ЖАСЛЫКА

Колония исполнения наказания (КИН) УЯ 64/71 находится близ поселка Жаслык (Кунгратский район Республики Каракалпакистан), что на северо-западе Узбекистана. Изначально было известно, что эта КИН создавалась для содержания в ней людей, которых власть считала своим врагом. В эту категорию людей власть относила членов оппозиционных партий и движений, правозащитников, независимых журналистов, а также бизнесменов, ведущие свой бизнес независимо от власти, а не по правилам, установленные чиновниками из власти, которые требовали, чтобы бизнесмен делился с ними своим доходом, или бизнесмен претендовал на какую-либо должность во властных структурах. Например, с 1997 года в ней содержится Рустам Усманов, доктор экономических наук, автор более 300 статей, брошюр и книг, бизнесмен, создавший »Рустам-банк» –  первый частный банк в Узбекистане. Его единственной виной послужило то, что он в своем письме главе государства предложил свою кандидатуру на пост главы правительства, чтобы вывести страну из экономического кризиса.

В эту КИН чуть позже власть стала отправлять и »провинившихся» хокимов (глав администраций районов, городов и областей), прокуроров, сотрудников милиции и Службы национальной безопасности (СНБ). В данное время среди заключенных можно увидеть бывшего прокурора Джизакской области Равшана Мухитдинова,  бывшего хокима Самаркандской области Азамхона Бахромова и ряд районных хокимов. Хотя в городе Бекабад существует специальная КИН, предназначенная для осужденных государственных чиновников, тем не менее в 2005 году в КИН УЯ 64/71 появилась бригада заключенных исключительно из госчиновников. Но основным контингентом УЯ 64/71 являются люди, которые были осуждены по религиозным мотивам. Хотя власти Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) постоянно утверждали, что УЯ 64/71 является колонией с общим режимом содержания заключенных, на самом деле УЯ 64/71 является колонией, в которой установлены общий, строгий и особый режимы содержания заключенных. В статье 49 Уголовно-исполнительного кодекса РУз »Колонии особого режима» дается такое определение: (Извлечение из кодекса):

Статья 49. Колонии особого режима

Колонии особого режима предназначены для содержания осужденных к лишению свободы мужчин, признанных особо опасными рецидивистами. В колониях особого режима также содержатся мужчины, которым в порядке помилования смертная казнь заменена лишением свободы. (Конец).

ПОЯСНЕНИЕ: Слова »специализированная» и »строгий режим» уже появляются на официальных документах. Например, в тексте приговора, вынесенного Кунгратским районным судом 1 мая 2015 года по отношению правозащитника Азама Фармонова, эти слова встречаются. [В узбекской версии кодекса слово »особый» переведено как »махсус». Поэтому узбекское словосочетание »махсуслаштирилган» в приговоре Кунгратского районного суда соответствует слову »специализированная» — Т.Я.]

В Узбекистане нет другой КИН, кроме УЯ 64/71, где бы содержались заключенные одновременно трех уровней режима содержания, которые указываются в приговоре суда. Этот факт показывает уникальность КИН УЯ 64/71 в том смысле, что в конце 90-х годов прошлого столетия власть Узбекистана действительно намеренно строила данную КИН для полного изолирования ее, так называемых, врагов от населения страны.

КИН УЯ 64/71 примечательна и тем, что она создана на безжизненных просторах плато Устюрт, которое является частью Кизилкума, величайшей пустыни в Центральной Азии с резко континентальным климатом — летом температура воздуха там поднимается до 50 градусов жары по Цельсию, а зимой опускается до 30 градусов мороза. В Жаслике нет проточной воды, люди для питья используют солоноватую воду, которую выкачивают из под земли. Ближайший населенный пункт от КИН 64/71 находится в 200 км. Все остальные КИН в системе ГУИН расположены либо в городах, либо вблизи населенных пунктов типа поселков. Только КИН УЯ 64/71 расположена почему-то вдали от населенных пунктов. Если осужденный житель Ташкента содержится в КИН 64/71, то его родным (жене, отцу, матери и т.д.) на свидание с ним приходится ехать поездом в Жаслык, который находится в 1500 км от Ташкента. В КИН 64/71 содержатся осужденные и из трех восточных областей Ферганской долины —  колония находятся от них еще дальше: примерно в 2000 километрах. То, что КИН 64/71 создана в пустыне и на огромном расстоянии от населенных пунктов говорит о том, что власть намеревалась наглухо изолировать своих »врагов» от населения страны. Любого заключенного КИН 64/71 без преувеличения можно назвать УЗНИКОМ ЖАСЛЫКА. Ниже рассказ об одном из них — о правозащитнике Азаме Фармонове.

Правозащитник Азам Фармонов, председатель Сырдарьинского областного отделения Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ), более 10 лет содержится в КИН 64/71. Он был самым молодым, талантливым и бесстрашным членом ОПЧУ. Он стал членом ОПЧУ в 2000 году, когда ему было 22 года.  А.Фармонов был родом из села Окмачит, Бешарикского района, Ферганской области. Село Окмачит находится близ границы с Таджикистаном, которое считалось депрессивной территорией — жители села уезжали в другие области или в Россию в поисках работы. После службы в армии Азам Фармонов стал жить в городе Гулистан (центр Сирдарьинской области), где жили и работали его двоюродный брат и две сестры. Его бурная правозащитная деятельность по защите прав фермеров и других категорий населения Сирдарьинской и Джизакской областей, не на шутку встревожила власти этих регионов. Начальник отдела по борьбе против терроризма Управления внутренних дел (УВД) полковник Мусо Раджабов перед Азамом Фармоновым поставил условие: ЛИБО уедешь в Окмачит, ЛИБО мы тебя отправим в Жаслык. 5 ноября 2005 года со стороны власти была попытка заставить его уехать в родное село: был организован поджог его однокомнатной квартиры на первом этаже, где он жил с женой и годовалой дочерью. В те дни стояла довольно холодная погода, и семья осталась на улице. Но его жену и дочь приютили соседи по дому, а его друзья в сжатые сроки отремонтировали подожженную квартиру, установив новые двери и рамы окон — план власти принудительно переселить правозащитника с семьей в другую область провалился. Однако, власть на этом не остановилась: через полгода, точнее, 29 апреля 2006 года Азам Фармонов был арестован по сфабрикованному уголовному делу. Власть в лице полковника УВД Мусо Раджабова добилась своего — сразу после суда (15 июня 2006 года) Азам Фармонов из УЯ 64/СИ-1 (Ташкент) был этапирован в КИН УЯ 64/71 (Жаслык).

29 апреля 2015 года Азам Фармонов полностью отбыл 9-летний срок наказания, назначенный Янгиерским городским судом по уголовным делам (Сирдарьинская область), судом первой инстанции, но на свободу не вышел. 1 мая 2015 года Кунгратский районный суд по уголовным делам (Республика Каракалпакистан) продлил срок наказания еще на 5 лет и 26 дней. Стало ясно, что власть не намерена выпустить Азама Фармонова на свободу, иначе объяснить то, как проходил суд в Кунграте невозможно. Читаем приговор: »Кунгратский районный суд по уголовным делам Республики Каракалпакистан в нижеследующем судебном составе:

председательствующего – судьи данного суда Д.Разова; секретаря Б.Тлеуберганова,

государственного обвинителя –  специального прокурора Кунгратского района М.Давлаткиличева,

при участии подсудимого – А.Фармонова,

в здании Кунгратского районного отделения внутренних дел, в открытом судебном заседании рассмотрел уголовное дело №156673, заведенное со стороны органа предварительного следствия по отношению к А.Фармонову, обвиненного по пункту “б” части 2 статьи 221 Уголовного Кодекса Республики Узбекистан». Помимо этого, и свидетели на суде Давлатов Пархат Сапарбаевич, Абдимажидов Абдибет Алеутадинович, Джумагулов Суйишбек Тлегенович, Юсупов Дилшод Турамуратович, Торемуратов Собит Оташевич являются служащими государственного учреждения УЯ 64/71.

Как видно в составе суда присутствует лишь одна из противоборствующих на суде сторон – государственный обвинитель. В нем отсутствует другая важнейшая сторона – защитник (адвокат) подсудимого. Следовательно, в суде не было состязательности сторон, что является грубейшим нарушением требований статьи 25 (Состязательность производства в суде) Уголовно-процессуального кодекса РУз. УПК РУз требует не только состязательности в суде, он в части 6 статьи 51 (Обязательное участие защитника) категорически утверждает, что: »Участие защитника является обязательным по делам в которых участвует государственный или общественный обвинитель». ВЫВОД: Для того, чтобы правозащитник как можно дольше оставался в заключении, власти идут на беспрецедентную фальсификацию закона.

Ни в одном демократическом государстве такое судилище не допускается. Суд в Кунгратском районе над правозащитником Азамом Фармоновым был именно судилищем, а не судом. Не трудно себе представить обстановку в зале суда и ход судебного заседания: в кресле судьи восседает судья Д.Разов, рядом с ним со своими письменными принадлежностями расположился секретарь суда Б.Тлеуберганов, кресло для государственного обвинителя занял прокурор М.Давлаткиличев. Через пять минут два милиционера в зал суда вводят подсудимого Азама Фармонова с наручником на руках, один из них ключом открывает железную дверь железной клетки для подсудимых, второй заталкивает его в клетку, а первый ключом ее запирает. Все, готово — можно вволю поиздеваться! Прокурор зачитывает обвинительное заключение. Судья спрашивает подсудимого: »Подсудимый, признаете вы или нет обвинения в ваш адрес, зачитанные из обвинительного заключения?» »Нет, не признаю. Я не совершал эти преступные деяния. Все это ложь» – отвечает Азам Фармонов. Судья Л.Разов: »Введите свидетеля  Давлатова Пархата Сапарбаевича». Судья Д.Разов: »Свидетель Пархат Сапарбаевич, положите правую руку на Конституцию Республики Узбекистан и повторите за мной клятву: Я, Давлатов Пархат Сапарбаевич, в своих показаниях буду говорить правду и только правду». Далее свидетель Давлатов Пархат Сапарбаевич рассказывает как и когда он засекал как подсудимый нарушал установленный внутренний распорядок колонии исполнения наказаний. Подсудимый опровергает обвинения, приведя неопровержимые факты, доказывающие ложность показания свидетеля. И так со всеми »свидетелями». Судья уходит в совещательную комнату для вынесения приговора. Судья Д.Разов появляется в зале довольно быстро и зачитывает приговор: »Изучив все материалы предварительного следствия, выслушав доводы государственного обвинителя и показания свидетелей, а также ответы подсудимого Азама Фармонова, суд от имени Республики Узбекистан выносит приговор: считать подсудимого Азама Фармонова совершившим преступления, предусмотренные пунктом »б», части 2 статьи 221 (Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания) УК РУз. За совершение этих преступления приговорить подсудимого Азама Фармонова к 5 годам 26 дням лишения свободы. Срок наказания осужденный отбывает в той же колонии УЯ 64/71, где он отбывал первый срок наказания.  При этом суд считает целесообразным изменить режим содержания осужденного Азама Фармонова с общего на строгий». Первое свидание Озоды Якубовой с мужем, после вынесения приговора Кунгратским районным судом, состоялось в конце июня 2015 года. Азам Фармонов подробно рассказал жене как проходил судебный фарс в Кунграте. Ее рассказ об этом фарсе изложен выше.

КИН УЯ 64/71 находится в 8 километрах от поселка Жаслык. Родственники заключенных, приехавшие из разных регионов страны, на свидание из поселка в колонию добираются в небольшом автобусе. Каждый раз автобус набивается людьми до отказа — многим сидячих мест не достается и люди едут стоя. Каждый из них в колонию везет с собой 10 кг груза, состоящий из продуктов, одежды, носков, мыла, туалетной бумаги и т.д. Люди, едущие стоя,  вынуждены свой груз поставить на пол, в условиях давки лишаются части своих продуктов. Но это еще полбеды. В середине пути установлен блок-пост с солдатами, где все должны выйти из автобуса со своим грузом. Солдаты тщательно проверяют содержимое груза, из-за чего зачастую продукты портятся. В специальной комнате всех без исключения заставляют раздеться догола, после чего солдаты проверяют мужчин, а женщин — женщина, сотрудница милиции, на предмет незаконной провозки запрещенных предметов (лезвий, писчей бумаги, авторучки, карандаша и т.д.). Когда автобус добирается до колонии все снова повторяется, то есть проводится тщательная проверка. Озода Якубова несколько лет тому назад рассказывала: так как я езжу в КИН УЯ 64/71 с 2006 года, раз в три месяца, многие сотрудники меня знают, а некоторые даже сочувствуют. Один раз муж просил меня привезти письчую бумагу и ручку — он хотел написать обращение Генеральному секретарю ООН господину Пан Ги Муну. Я, набрав храбрости, обратилась к одной из сотрудниц милиции с просьбой, чтобы она позволила мне провести бумагу и ручку. К моему огромному удивлению, она согласилась и я пронесла бумагу и ручку. Муж всю ночь не спал, он мелким шрифтом написал обращение господину Пан Ги Муну, а я сидела возле двери и с напряжением слушала — не идет ли кто-нибудь из сотрудников колонии. Мы передали русский перевод обращения Азама Фармонова правозащитной организации АСАТ из Парижа. Ее сотрудники перевели обращение на французский язык и отправили его в Нью-Йорк.

Данный эпизод я вспоминаю для того, чтобы читатель этой статьи понял, что власти Узбекистана превратили КИН УЯ 64/71 наподобие замка Иф, описанный великим французским писателем Александром Дюма в своем романе »Граф Монте Кристо». В замок Иф, построенный на небольшом острове среди моря, отправляли особо опасных людей для государственных чиновников. Некоторые заключенные вообще не понимали в чем они обвиняюся. Одним из таких заключенных был капитан торгового корабля 19-летний Эдмон Дантес, которого полиция арестовала в день его свадьбы.

В фильме »Узник замка Иф» есть один короткий диалог начальника Замка Иф с арестованным Дантесом:

Эдмон Дантес: »Мсье, я знаю вы слушали это тысячу раз, но уверяю вас я не виновен. Каждый должен говорить это, я знаю, но я действительно…»

Начальник Замка Иф: »Невиновен! Знаю, я действительно это знаю».

Эдмон Дантес: »Вы смеётесь надо мной?»

Начальник Замка Иф: »Нет, дорогой мой Дантес. Я совершенно точно знаю, что вы не виновны. Как бы иначе вы могли оказаться здесь? Если бы вы были действительно виновным, во Франции есть тысячи тюрьмы, но в Замок Иф сажают тех, кого стыдятся». (Конец).

Что общего между Замком Иф и КИН УЯ 64/71:

  • Замок Иф построен на небольшом скалистом острове среди моря; КИН УЯ 64/71 построен на бескрайном, безжизненном плато Устюрт;
  • В Замок Иф и КИН УЯ 64/71 сажают невиновных;
  • В Замок Иф и КИН УЯ 64/71 сажают тех, кого стыдятся.

Кстати, вчера, 23 августа 2016 года, узбекская редакция Радио Свобода распространила сообщение:

После 23 лет пребывания в КИН УЯ 64/71 18 августа 2016 года вышел на свободу Шухратилла Носиров, которого приговорили к 15 годам лишения свободы в начале 90-х годов за построении роскошной мечети по месту жительства.

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s