ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА (ЧАСТЬ 3) 


(СС-в):  СНБ и МВД – вне правового поля

В перечне вопросов, которую мы привели в самом начале статьи, под номером (3) значится вопрос “Почему И.Каримов не позволил депутатам “старого” Олий Кенгаша (Верховного Совета), а затем и Олий Мажлиса принять три важнейшие законы “О милиции”, “О Службе национальной безопасности” и “Об импичменте Президента”? Известно, что любая государственная организация считается законной, легитимной и находящейся в правовом поле, если законодательная власть страны принимает закон об этой организации, т. к., иначе, вся ее деятельность будет считаться незаконной. Основной, главной функцией таких силовых организаций как прокуратура, милиция, СНБ, таможенная и налоговая службы является защита прав человека (граждан государства и иностранцев). Однако, у этих организаций имеется и другая функция –  карательная, т. е. право возбуждать уголовные дела и дела по административному правонарушению. Так вот, всякая карательная акция любой из этих силовых структур, если по отношению их парламент не принимал соответствующий закон, считается незаконной, т. к. он находится вне правового поля. Милиция и ее структуры призваны охранять общественный правопорядок, безопасность общества и каждого человека, СНБ и ее структуры же –  охраняют безопасность государства. Но, т. к. они являются незаконными, нелегитимными и до зубов вооруженными структурами, создается впечатление, что Узбекистан завоеван и порабощен двумя этими террористическими организациями.

Почему законодательная власть Узбекистана в свое время принимала законы “О прокуратуре”, “О судах”, “О государственной таможенной службе”, “О государственной налоговой службе”, но “забыла” принять законы о Милиции и Службе национальной безопасности? Нет, не забывала! Группа (из не более 50-60 человек) демократически настроенных депутатов парламента раз за разом вносила на повестку дня своих сессий вопрос о принятии законов об этих силовых структурах, но большинству депутатов, сторонникам Ислама Каримова, которые и стали законодателями благодаря его усилиям, каждый раз удавалось добиться отклонения данного вопроса. А вскоре начались масштабные репрессии против демократически настроенных депутатов –  были арестованы Шаврик Рузимуродов, Иномжон Турсунов, вынуждена была покинуть Олий Мажлис депутат Тойиба Тулаганова из-за издевательских насмешек И.Каримова над ней с трибуны парламента, покинули страну Жахонгир Маматов, Насрулло Саидов, Мухаммад Солих и другие. Олий Мажлис стал однородным сборищем сторонников И.Каримова и в дальнейшем вопрос о принятии законов о Милиции и СНБ уже не стоял. В отличие от прокуратуры, судов, налогового и таможенного служб милиция и СНБ являются вооруженными формированиями со своими батальонами и дивизиями быстрого реагирования на случай массовых выступлений недовольного населения страны против коррупции, вымогательства и других притеснений государственных чиновников, негативной ситуации в экономике, антинародного управления государственных учреждений. Единственным документом, регулирующим деятельность СНБ, является Постановление из 6 пунктов Кабинета министров при Президенте Республики Узбекистан от 2 ноября 1991 года за №278, подписанное И.Каримовым, и Приложением №1 к нему.

Это Постановление подписано И.Каримовым когда до всенародных выборов главы государства осталось чуть меньше двух месяцев. И вот, что примечательно: (цитата из Приложения №1):

  1. Генералы, офицеры, прапорщики и военнослужащие сверхсрочной службы органов СНБ Республики Узбекистан проходят военную службу в соответствии с Уставами ВС  СССР и Положениями о прохождении воинской службы соответствующими категориями военнослужащих Вооруженных Сил СССР, если они не противоречат действующему законодательству Республики Узбекистан.
  2. Председатель СНБ Республики Узбекистан обладает правами и пользуется дисциплинарной властью, предоставляемыми Положениями о прохождении воинской службы и Уставами Вооруженных Сил СССР Министру обороны СССР, в полном объеме.

Как видно из этой цитаты И.Каримов до последнего оставался преданным тоталитарному государству СССР, он и не думал отказаться от репрессивного коммунистического прошлого, и старался оставить все неизменным –  советским. Он создавал спецслужбы Узбекистана, вобрав в них все советское –  в СНБ был сохранен, например, не только отдел по диверсионной работе за рубежом, но и отдел по выполнению спецопераций на территории Узбекистана, который свой зверинный оскал показал в Намангане, Коканде, Андижане и в ряд других городах страны при подавлении народного недовольства. Ясно, что для такой организации лучше быть вне правового поля, чем в нем. Подчинятся лично Президенту (п.3 Приложения №1). Тогда ей дозволяется делать что прикажет президент, а в промежутках все, что ей заблагорассудится, т.к. нет ответственности перед законом.

(СС-г):  ГУИН –  карательная структура советского типа.

Главное управление исполнения наказаний (ГУИН) в СССР являлось одним из основных орудием в борьбе против инакомыслия, противников коммунистического политического режима, свободы волеизъявления, мысли и убеждений, демократического переустройства государства. Каждого, кто подпадал под эту категорию людей, либо ссылали на Колыму, Магадан, Чукотку и другие отдаленные места страны на прозябание, на жалкое существование, либо уничтожали, либо отправляли в какую-нибудь колонию исполнения наказаний (КИН), входящую в систему ГУИН. Эти КИН в народе называли “лагерями смерти” –  в советское время в этих лагерях погибли, были умерщвлены миллионы заключенных. По количеству пенитенциарных учреждений во время СССР Узбекистан занимал третье место после РСФСР и Казахстана. Примечательно то, что в то время в исправительных колониях Узбекистана отбывали срок наказания люди со всего Союза, а сейчас, в условиях независимости, если не считать несколько сот иностранцев, в узбекских КИН содержатся исключительно граждане самого Узбекистана и … они не только переполнены заключенными, но и пришлось строить (создавать) новые КИН в Жаслыке, Уртаауле (Янгиюльский район), Джизаке и других регионах страны. Недавно в Жаслыке начала работать КИН для лиц, приговоренных к пожизненному заключению.

Уже в середине 90-х годов начальству СНБ И.Каримовым было дано указание построить КИН для содержания людей с оппозиционными взглядами –  для членов оппозиционных партий и движений, религиозных активистов, журналистов, правозащитников и т.д. В этом вопросе существенное значение имел выбор местности, где должна быть построена КИН УЯ 64/71. СНБ выбрала поселок Жаслык, находящийся в Кунградском районе Республики Каракалпакистан. Эта местность примечательна тем, что 1) Ближайший населенный пункт от нее находится примерно на расстоянии в 200 км –  на севере поселок Муйнак, на юге город районного значения Кунград, а на западе и востоке –  бескрайные и безжизненные пустыни, в том числе и плато “Борса-келмес”; 2) В советское время близ поселка Жаслык находилась воинская часть, которая проводила на той пустыне боевые испытания бинарных химических бомб, из-за чего там был высокий химический фон; 3) Вся зона от Нукуса до Муйнака относится к резко континентальному климатическому поясу –  летом чрезвычайно жарко, а зимой чрезвычайно холодно; 4) На огромной территории вокруг КИН УЯ 64/71 нет проточной воды (рек, речушек и т.д.) или озер, а подземная вода – солоноватая, почти непригодная к употреблению; 5) Все продукты для пищи –  привозные, что делает расходы на КИН астрономическими; и, наконец, 6) В КИН УЯ 64/71 содержатся люди со всех регионов Узбекистана и подавляющее большинство их них являются узбеками, а сотрудники данного пенитенциарного учреждения –  в основном каракалпаки. А так как, система ГУИН в Узбекистане построена на пытках, издевательствах, оскорблениях и других видах унижений человеческого достоинства –  а сотрудники данного учреждения должны этим заниматься по “законам” ГУИН, то это ложится как “удобрение” на межнациональные противоречия и поэтому в этом КИН наблюдается бОльшая степень неприязни к заключенным со стороны сотрудников, чем в остальных КИН.

Первая партия заключенных в КИН УЯ 64/71 поступила в 1997 году. Долгое время ГУИН сохраняло в секрете существование данного КИН, нигде, ни в одном документе не указывалась кодификация данного учреждения, родственники тех, кто содержался в этом КИН, не знали в какой КИН они находятся. Только в конце 1999 года, перед выборами президента страны (январь 2000 года) группе родственников заключенных телеграммой известили о месте нахождения их отцов, сыновей и братьев, разрешив им поехать на свидание. Одним из первых убитых в КИН УЯ 64/71 был Журабек Азимов, председатель Андижанского областного отделения НДУз “Бирлик”, на теле которого, по словам его родных, явно просматривались следы пыток. Зафиксировано, что до 30 июня 2000 года в КИН УЯ 64/71 были убиты или умерли по дороге в тюремную больницу “Сангород” УЯ 64/18 в Ташкенте  89 заключенных. Только после опубликования Заявления Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ) от 20 сентября 1999 года стало известно о существовании КИН УЯ 64/71 широкой общественности, в том числе посольствам демократических государств, международным правозащитным организациям и СМИ.

И в системе ГУИН власти пользуются фантом-Уголовно-исполнительным кодексом, а не настоящим, принятым парламентом, и затем утвержденным 25 апреля 1997 году И.Каримовым Уголовно-исполнительным кодексом, которого госчиновники мгновенно переиначили у себя в голове. Изначально установка И.Каримова была такая: “Я утверждаю настоящие законы, а вы, исполнители, будете придерживаться фантом-законов. Понятно или повторить? Если понятно, то вы будете вознаграждены, если непонятно, то пеняйте на себя, вы получите кукиш с маслом, и то в лучшем случае”. И в советское время УИК был неплохим, довольно демократичным, но советский ГУИН прославился на весь мир как самое бесчеловечное учреждение, в котором жизнь человека не стоит жизни любого насекомого, а его достоинство равно нулю. В 1917 году В.Ленин провозгласил единую цель “очистки земли российской от всяких вредных насекомых” –  да, именно насекомых, а не людей. Он имел ввиду людей, несогласных с коммунистической идеологией, коммунистическим, якобы, обустройством государства, и назвал их насекомыми.

Об АДе, под названием ГУЛаг, подкрепляя многочисленными фактами, написал русский писатель А.Солженицын в своей книге “Архипелаг ГУЛаг” [ГУЛаг – Главное управление лагерей], который сам прошел этот ад. И.Каримов же, как истинный коммунист, из советского наследия перенял и дух ГУИНа, и букву его, его “моральные принципы” и “нравственные нормы”, и методы уничтожения инакомыслия, и всего того, что мешает ему остаться у руля государства до конца своей жизни. Так поступали И.Сталин, Мао Цзедун, Ким Ир Сен и другие коммунисты. Рекомендую уважаемым читателям ознакомиться с интервтю Михаила Гуревича, заместителя начальника ГУИН, одного из извергов, который почему-то люто ненавидел верующих мусульман, каких режим И.Каримова сотнями, если не тысячами, отправлял в застенки ГУИН на “перевоспитание”. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1086267660  В своем интервью он поет дифирамбы в адрес кровавого правительства и силовых структур.

ФАНТОМ-ОРГАНИЗАЦИИ –  своеобразный щит, защищающий власть от “стрел” (критики) международного демократического сообщеста.

Именно такие организации стал создавать И.Каримов с 1995 года –  сначала в декабре 1995 года был создан Омбудсман по правам человека при Олий Мажлисе, а затем, в октябре 1996 года, –  Национальный центр по правам человека Республики Узбекистан (НЦПЧРУз). Они создавались как чисто фантомные (призраки) организации, не имеющие никакого отношения к понятию “права человека”, которому в демократических странах придается совершенно другой смысл –  девизом правительств с демократическими порядками является “О правах человека говорить меньше, но делать больше”, а девизом правительств авторитарных государств как Узбекистан, как мы наблюдали последние 23 года, является “О правах человека говорить больше, но делать меньше, а лучше вообще ничего не делать”. Если учесть то, что демократические порядки И.Каримову изначально были совершенно ненавистны, возникает вопрос: “Почему тогда он так рано стал создавать такие институты как Омбудсман, НЦПЧРУз или Институт мониторинга действующего законодательства?” Ответ прост. И.Каримов прекрасно знал, что немалая часть мира состоит из демократических государств, и эти государства имеют неоспоримое влияние на мировую политику, экономику и всего прочего, что касается жизни людей и стран. Естественно, Узбекистан после распада СССР не может жить в полной изоляции как Северная Корея или Куба, и должен, хочешь-нехочешь, иметь с ними контакты, связи, торговлю и т.д. Но руководители демократических стран как США, Франция, Великобритания, Швейцария и другие, не побегут же сразу целоваться с руководителем новоиспеченного, вышедшего из тоталитарного коммунистического СССР, государства как Узбекистан –   ведь его (Узбекистана) кроме нескольких тысяч туристов, посетивших эту советскую республику, раньше никто толком и не знал. Устанавливая дипломатические отношения, открывая свои посольства, налаживая торговые отношения, оказывая немалую финансовую помощь по созданию демократических институтов и т.д., они могут выдвинуть свои условия, касающиеся уважения прав человека, свободных СМИ и выборов, деятельности оппозиционных партий и движений, либерализации экономики и т.д. И.Каримов принимал эти условия, но делал все с точностью до … наоборот –  он начал создавать фантом-организации и поставил им в руководители демагогов типа Акмала Саидова.

(ФО-а):  Фантом-Омбудсман

Первой фантом-организацией в Узбекистане стал фантом-Омбудсман и его возглавила Сайёра Рашидова, ученая-химик, дочь Шарофа Рашидова, 1-секретаря ЦК Компарти УзССР. Когда И.Каримов пришел к власти, став 1-секретарем ЦК Компартии УзССР (июнь 1989 года) о нем, помимо его окружения, и людей из ЦК Компартии УзССР, почти никто не знал. “Почти” потому, что как 1-й секретарь Кашкадарьинского обкома КПСС его досье непременно хранилось в ЦК КПСС на Старой площади и на Лубянке (офис руководства КГЬ). О нем было известно не очень много –  лишь то, что он (1) не владеет узбекским языком, (2) убежденный русофил и, поэтому, (3) обе его жены русские, (4) кандидат экономических наук (диссертация посвящена советской плановой экономике), (5) был министром финансов, (6) работал в Госплане. Приход к власти в 1989 году ему обеспечили (2) и (3). После смерти Шарофа Рашидова (1983 г.) до июня 1989 года пост 1-секретаря ЦК Компартии УзССР занимали Иномжон Усмонхужаев и Рафик Нишонов, которые не снискали более весомого авторитета среди населения, чем Ш.Рашидов. Ш.Рашидова узбекский народ любил, и боготворял его чисто по-советски. Хотя И.Каримов по своим “параметрам” к Ш.Рашидову и близко не подходил, но в первое время решил использовать для своих целей его авторитет. Он не убирал его бюстов с подставок, сохранил его имя в названии районов, поселков, школ, не стал преследовать его братьев и детей –  все это он отложил на потом, а в 1995 году И.Каримов предложил пост Омбудсмана при Олий Мажлисе ученой (доктор химических наук, профессор, возглавляющая Институт химии и физики полимеров Академии наук Узбекистана) дочери Ш.Рашидова Сайёре Рашидовой. Эта чрезвычайно мягкая по характеру женщина без колебаний приняла не только это предложение И.Каримова, но и его правила политической игры, т.к. он “не трогал” ее отца.

11 сентября 1996 года впервые ОБСЕ проводила свой международный симпозиум в Ташкенте, на котором представитель Узбекистана гордо объявил, что впервые среди всех постсоветских среднеазиатских государств Узбекистан ввел пост Омбудсмана при парламенте страны. Сразу после него выступил я и сказал: “Введение поста Омбудсмана в современном Узбекистане равносильно созданию парламента в первобытной общине, так как Омбудсман создается в тех государствах, в которых демократия считается более или менее устоявщейся”. Я заметил, что лицо Сайёры Рашидовой сильно помрачнело и она, а всед за ней и другие члены правительства Узбекистана выступили с гневными отповедями в мой адрес. Народ не понимал чем реально занимается Омбудсман, да и не позволяли власти людям шибко этим интересоваться, а областные представители Омбудсмана играли роль кукол. Во Франции один из телеканалов постоянно ведет прямую трансляцию дебатов в Парламенте, народ в курсе всех дел как народные избранники принимают законы Франции, проявляя чудеса юридической мысли. В Узбекистане до 1993 года что-то показывали по телевидению о дебатах в парламенте, пока там существовала оппозиционная группа депутатов, которая была уничтожена под корень к концу 1992 года. На этом сессии парламента превратились в государственный секрет, и народ не знал выступает или нет Сайёра Рашидова перед парламентариями, требуя обуздать коррумпированных и обнаглевших чиновников исполнительной власти. Но офис Омбудсамана в Ташкенте в конце каждого года выдавал “на гора” огромный отчет о проделанной работе – лживый от начала до конца.

Вот как понимается функции Омбудсмана в демократическом мире: ОМБУДСМАН (швед. ombudsman – представитель чьих-либо интересов) – специально избираемое (назначаемое) должностное лицо для контроля за соблюдением прав человека разного рода административными органами, а в некоторых странах – также частными лицами и объединениями. В отличие от прокуратуры осуществляет контроль и ведет расследование с позиций не только законности, но и эффективности, целесообразности, добросовестности, справедливости. Должностные лица этого рода имеют разные названия: собственно Омбудсман – в скандинавских странах, народный защитник – в Испании и Колумбии, посредник – во Франции, адвокат народа – в Румынии. Омбудсман может избираться или назначаться. В Испании он избирается на 5 лет парламентом, в Намибии – назначается президентом, во Франции – Советом министров. В подавляющем большинстве стран любой гражданин вправе обратиться к Омбудсману непосредственно. Обнаружив упущение или злоупотребление, Омбудсман указывает на это соответствующему органу или должностному лицу и предлагает их устранить. В случае отказа он может обратиться в органы правосудия или в парламент. Омбудсман действует не только по жалобам граждан, но и по собственной инициативе (источник: “Словари и энциклопедии в Академике”).

 В международной арене впервые С.Рашидова появилась в октябре 1998 года, прилетев в Варшаву в составе узбекской делегации на ежегодную международную встречу по правам человека по линии Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ. За все 10 дней, когда в заполненном огромном зале для заседаний на 500 мест, она не произнесла ни слова – сидела как истукан, но зато она как омбудсман олицетворяла собой Узбекистан как демократическое государство. Я, начиная с 1998 года по 2007 год, принимал участие почти во всех подобных международных совещаниях по правам человека по линии БДИПЧ, но не было случая, когда С.Рашидова выступила с речью –  она упорно безмолвствовала. Именно такой человек и нужен был И.Каримову на пост Омбудсмана по правам человека. Но И.Каримов не хотел, чтобы Ш.Рашидов, 1-секретарь ЦК Компартии УзССР, такой же человек как он сам, маячил перед ним –  он стал менять названия районов, поселков и школ, которые носили имя Ш.Рашидова. Да и международное демократическое сообщество поняло, что Омбудсман в Узбекистане –  фикция. И.Каримов уже не нуждался в работе С.Рашидовой как Омбудсман –  в 2015 году он ее уволил. 

(ФО-б):  Фантом-Национальный Центр по Правам Человека РУз (НЦПЧ РУз)

В советское время Акмал Саидов был комсомолским функционером, стал доктором юридических наук. Написал тысячестраничное (рукописьное) исследовательское сочинение о Конституции США. Как-то раз он мне показал эту рукопись в своем кабинете и на мой вопрос “Почему вы не издали ее в виде книги?” с грустью ответил: “Не позволили”, скрыв имя того, кто не позволил, хотя было совершенно ясно кто. Он почему-то страшно, панически боялся И.Каримова. Я неоднократно бывал в его кабинете, в отличие от Сайёры Рашидовой он мне не отказывал в приеме и поэтому хорошо знал его сотрудников. В его отсутствии меня принимал один из них и мы вели беседу на разные темы. Нижеприведенную историю я услышал во время одной из бесед. Однажды И.Каримов его пригласил к себе и предложил какой-то пост в правительстве. Т.к. его научная специализация являлась юриспруденция, а она непосредственно соприкасается со справедливостью, наверное это отразилось в его характере. Наверное поэтому, о одном из заседаний А.Саидов высказал свое несогласие с мнением И.Каримова. После заседания И.Каримов велел ему остаться и … жестоко избил. Его, окровавленного, на машине доставили до его дома в Уртаауле (близ Янгиюля) и он два месяца не выходил на улицу из своего дома. Через два месяца после инцидента И.Каримов послал своего гонца к нему домой с поручением привести его к нему. При встрече они помирились и И.Каримов объвил, что он (А.Саидов) назначен послом Узбекистана во Франции. По словам того его сотрудника, который рассказал мне эту историю, с тех пор его шеф панически боится И.Каримова.

Послом во Франции А.Саидов работал недолго. Как только И.Каримову вздумалось создать фантом-организацию “Национальный центр по правам человека Республики Узбекистан” (НЦПЧ РУз), он вернул его из Франции и назначил его ее директором. Мне иногда становится его жаль, и вот почему. А.Саидов, в отличие от многих ученых-узбеков, является действительно выдающимся ученым в своей области. Он свободно говорит на русском, английском и французском языках, его научные труды переведены на многие иностранные языки и опубликованы в США, Англии, Франции, Японии, Польше, Австрии и России. Он мог создать свою научную школу в Узбекистане и прославить его своими научными трудами и трудами своих учеников. Но он полностью и беспрекословно подчинился воле И.Каримова и стал апологетом его кровавого правления в стране. А.Саидов не только возглавлял НЦПЧ РУз, но и с 1998 года возглавлял правительственные делегации Узбекистана на международных совещаниях ОБСЕ и слушаниях официальных докладов правительства Узбекистана, посвященные ситуации с правами человека в стране, на заседаниях Комитета по правам человека и Комитета против пыток ООН.

В 1998 году А.Саидов прилетел в Варшаву во главе узбекской делегации и в первые два дня выступал с докладами на международном совещании, организованном “Бюро по демократическим институтам и правам человека” (БДИПЧ) ОБСЕ, на котором я представил альтернативный доклад Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ) о ситуации с правами человека в стране. Его выступления меня ошеломили –  если в зале находился человек, который абсолютно ничего не знал об Узбекистане, то он бы, выслушав доклады А.Саидова, подумал: “Да-а-а, прекрасная страна с прекрасным демократическим режимом. Наверное, в этом вопросе она после США занимает второе место”. В своих докладах А.Саидов каждое “достижение” Узбекистана связывал с именем И.Каримова –  основного душителя свободы и прав человека в стране. Ложь вылетала из его уст как автоматная пуля одна за другой и в течении всего доклада. Но, однажды, А.Саидов 26 марта 2001 года в Нью-Йорке, когда он представлял доклад правительства Узбекистана перед членами Комитета по правам человека ООН, куда в качестве наблюдателей были приглашены три представителя ОПЧУ (Абдуманноб Пулатов, Искандар Худойберганов и я), он неожиданно нам признался, что он иначе, т.е. не врать, не может.

Наверное, постоянно врать на международных совещаниях, встречах и конференциях без следа не остается –  в Ташкенте на тебя давит И.Каримов, злой и страшный хозяин, а на международных совещаниях, встречах и слушаниях все тебя уже раскусили что ты за фрукт, задавая самые нелицеприятные вопросы,  и это еще более страшно. А.Саидов стал нервничать на таких форумах –  конце октября 2014 года в Женеве, отвечая на вопросы членов Комитета по правам человека ООН, он вдруг начал на них кричать и разбрасываться бумагами. Члены Комитета тактично ему объяснили, что на высоких форумах дипломату вести себя так не подобает. Как и у С.Рашидовой у А.Саидова на этом карьера закончилась –  уже на слушаниях отчета правительства Узбекистана о ситуации с правами человека в стране, которые проходили 8-9 июля 2015 года в Женеве, узбекскую делегацию возглавлял “свежий” человек –  сотрудник Генеральной прокуратуры РУз Ислом Жасимов.

 

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s