ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА (ЧАСТЬ 2) 


ПОЛИТИКА – Сфера управления государством

 

(П-а):  Абсолютная власть одного человека.  Задача, поставленная им перед СМИ –  общество должно дышать и жить именем Президента. Каждое новшество, удачный проект, появивщиеся в жизни общества должны преподноситься народу как инициатива Президента;

(П-б):  Абсолютный контроль над законодательной властью –  в Олий Мажлис и Сенат выбирать абсолютно лояльных к Президенту людей. Задача, поставленная им перед областными, городскими и районными хокимиятами и СНБ –  строго контролировать выдвижение кандидатов в депутаты на всех избирательных округах, изучить их лояльность главе государства;

(П- в):  Кабинет министров, министры и все сотрудники министерств занимаются искоючительно исполнением того, что спускается им из Аппарата Президента –  никакие инициативы, критический взгляд к спущенному из Аппарата Президента документов по государственному управлению не допускаются. Задача, поставленная им перед СНБ –  этим вопросом должен заниматься особый отдел СНБ;

(П-г):  Абсолютный контроль над обществом; Задача, поставленная им перед спецслужбами и милицией –  институты местного самоуправления (поселковые, кишлачные, ауловские и махаллинские) и посбонов, должны оперативно, на постоянной основе предоставлять информацию об умонастроениях граждан, особенно оппозиционно настроенных и инакомыслящих людей; во все мечети поставить в качестве духовного руководителя (имама) только людей, которые тесно сотрудничают со спецслужбами;

(П-д): Как можно дольше сохранить дух советских колхозов и совхозов в сельском хозяйстве. Главное –  сохранить и укрепить для государства право собственности на землю, навсегда лишить земледельца свободы выбора распоряжаться своей землей и превратить его в безправного батрака-фермера для госчиновника (хокима). Задача поставленная им перед хокимами и прокуратурой –  измотать фермера физически и психически до предела 1) разными проверками, вызовами в прокуратуру; 2) каждодневными совещаниями, которые начинаются в 20 часов вечера и заканчиваются поздно ночью, на которых фермер обязан отчитаться о проделанной работе за день; 3) для ведения дел своего фермерского хозяйства фермер должен полностью зависеть от государства –  (А) он в начале года должен подписать договор с государственными автозаправками на получение топлива (бензин, дизтопливо) и смазочных материалов; (Б) такой же договор он должен подписать с государственными организациями на получение удобрений; (В) подписать договор с организацией химическойзащиты растений; (Г) подписать договор с организацией, предоставляющая технику (тракторов, комбайны, культиваторы, бороны, плуги, сеялки, жатки и т.д.) и, наконец, (Д) подписать договор с банком, у которого фермер может получить кредит или хранить в нем свои деньги. Такая зависимость открывает широкую дорогу для коррупции и взяток, она полностью подавляет фермера морально, он мало думает о прибыли, его страшит мысл, что он в конце года останется в долгах у государства.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ

 

(ГД-а): Фантом-Конституция;

Фантом-Конституция  =  Призрак Конституция  =  Конституция, почти с точностью до наоборот, к принятой парламентом страны настоящей Конституции.

Пример 1: Часть 1 статьи 1 Конституции Pеспублики Узбекистан гласит “Узбекистан — суверенная демократическая республика”. Именно такое государственное устройство выбрал и зафиксировал в ныне  действующей Конституции парламент страны 8 декабря 1992 года для бывшей, “независимой” Узбекской Советской Социалистической Республики (УзССР), хотя суверенностью и демократией в Республике Узбекистан и не пахнет. В повседневной жизни, на практике в Республике Узбекистан за все почти 23 года с момента принятия нынешней Конституции действует фантом-Конституция, часть 1 статьи 1 которой гласит “Узбекистан — несуверенная недемократическая республика”. (Конец).

Пример 2: Часть 2 статьи 90 Конституции Республики Узбекистан ясно дает нам понять, что “Одно и то же лицо не может быть Президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд”. Фантом-Конституция же утверждает, что “Одно и то же лицо имеет право баллотироваться на пост Президента сколько-угодно раз”. Фантом-Конституция предоставила Исламу Каримову четыре раза подряд занять данный высокий государственный пость, помимо двух незаконных референдумов по продлению полномочий Президента. (Конец).

Пример 3. Часть 2 статьи 26 Конституции Республики Узбекистан объявляет, что “Никто не может быть подвергнут пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему достоинство человека обращению”. В фантом-Конституции же написано “Каждый может быть подвергнуть систематическим и продолжающимся жестоким пыткам или унижающему достоинство человека обращению” –  это доказал Спецдокладчик по пыткам Комитета против пыток ООН госп. Тео ван Бовен в 2002 году в ходе своей инспекции пенитенциарных учреждений Узбекистана. (Конец).

(ГД-б): Фантом кодексы (Уголовный кодекс РУз, Уголовно-процессуальный кодекс РУз, Уголовно-исполнительный кодекс РУз; Гражданский кодекс РУз; Гражданско-процессуальный кодекс РУз; Кодекс РУз по административному правонарушению).

Уголовный кодекс РУз. Статья 1. “Уголовное законодательство Республики Узбекистан основано на Конституции и общепризнанных нормах международного права и состоит из настоящего Кодекса”.

Уже статья 1 данного кодекса нам громкогласно говорит о том, что за все последние 23 года правоохранительные органы и судебная система Узбекистана руководствовались фантом-Уголовным кодексом, статья 1 которого читается так: “Уголовное законодательство Республики Узбекистан основано на фантом-Конституции и отвергает все общепризнанные нормы международного права и состоит из настоящего фантом-Кодекса”. Это Акмал Саидов, обычно возглавлявший узбекскую делегацию на слушаниях Комиттетов ООН против пыток и по правам человека, а также на ежегодных международных совещаниях ОБСЕ, непременно, причем не краснея, повторял статью 1 УК РУз. Но в жизни тысячи и тысячи фигурантов сфабрикованных уголовных дел, на своем теле и душе ощутили изуверские пытки, издевальства и унижения, со стороны бесчисленных следователей-садистов, которые прошли специальную переподготовку в середине 90-х годов прошлого века наряду с судьями, сотрудниками милиции, прокуратуры, СНБ и пенитенциарных учреждений на лояльность политике “борьбы” Президента с “исламским экстремизмом”, “международным терроризмом” и т.д. (см. А5 в https://huquqolami.wordpress.com/2015/04/13/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0-%D1%83%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%B8/

Как уголовное законодательство Республики Узбекистан “основано” на общепринятых нормах международного права, красноречиво показывает процесс возбуждения, следственные и судебное производства уголовного дела №1-110/2006 в отношении подсудимых Фармонова Азама Тургуновича и  Караматова Алишера Хурсановича, правозащитников из Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ), обвиненные по пункту “в”, части 2, статьи 165 УК Республики Узбекистан  –  оно является неприкрытым и гнусным оскорблением в адрес общепринятых норм международного права. В статье 322 УПК РУз перечисляются поводы и основания (их 6) к возбуждению уголовного дела (http://lex.uz/pages/getpage.aspx?lact_id=111463 ).

По закону следственный орган, получив сведение о совершении или покушение на совершение преступления, должен немедленно начать следственные действия по задержанию преступника или предотвращению совершения им преступления.

В случае с А.Фармоновым и А.Караматовым старший следователь по особо важным делам прокуратуры Джизакской области, советник юстиции Каххор Маллаев открыл фантом-УПК РУз и стал читать фантом-статью 322 (хотя он знает ее наизусть), в которой было написано: “Никаких поводов и оснований, если заказ на арест спущен сверху! Сначала

п. 1) Задержи злоумышленников в одно и то же время, где бы они ни находились;

п. 2) Доставь их в наручниках в отделение милиции;

п. 3) Нанеси им на руки, голову, одежду специальный химический порошок, который высвечивается, если в темноте направить свет на обработанные им части тела или одежду;

п. 4) После этого начни составлять документы следственного делопроизводства;

п. 5) При этом не забудь написать,

(А) что фигуранты уголовного дела задержаны с поличным при получении вымогаемых денег,

(Б) точно укажи время и место задержания”.(Конец).

К.Маллаев точно так и поступил. Он никогда не открывает настоящий Уголовный кодекс (УК), принятый Олий Мажлисом РУз. Этот кодекс ему абсолютно не нужен, никто его не только не станет преследовать за гнусный отход от закона (статьи настоящего кодекса), наоборот, за этот отход ему в личное дело запишут благодарность и повысят в звании.

Иногда бывает очень просто разоблачить фантом-статью (фантом-кодекс, фантом-Конституцию). В уголоном деле №1-110/2006 двух правозащитников аферу следователя разоблачают сами документы уголовного дела и приговор суда – никаких иных документов со стороны привлекать к доказательству не требуется. Так, мной, Талибом Якубовым, законным защитником А.Фармонова и А.Караматова, основываясь на двух постановлениях следователей К.Маллаева и Б.Кодирова, а также приговоре Янгиерского городского суда по уголовным делам, строго доказан абсолютную невиновность двух правозащитников. Доказательство приведено здесь: https://huquqolami.wordpress.com/2015/07/18/%D0%B6%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B0/#more-1699 .

Фантомы-УК и УПК РУз тесно связаны с другими фантом-законами, например, с фантом-законом “Об обращениях граждан”. В статье 18 настоящего закона  “Об обращениях граждан” четко записано, что “Заявления или жалобы рассматриваются в срок до одного месяца со дня поступления в государственный орган, который ОБЯЗАН разрешить вопрос по существу, а не требующие дополнительного изучения и проверки — не позднее пятнадцати дней”. Статья 25 данного закона даже предусматривает возмещение [морального и материального] ущерба гражданину в связи с нарушением требований закона при рассмотрении его заявления или жалобы, чтобы чиновник трепещал перед законом, когда он покушается на его кошелек. Но председатель Верховного суда Республики Узбекистан госп. Буритош Мустафоев нисколечки не боится статьи 18 настоящего закона  “Об обращениях граждан”, так как его горой защищает фантом-статья 18 фантом-закона “Об обращениях граждан”, в которой черным по белу написано два слова: “Не отвечать”. И он не отвечает на жалобы и обращения граждан.

На мою жалобу, повторю еще раз – законного защитника подсудимых – на имя главного судьи государства с доказательством невиновности А.Фармонова и А.Караматова он не соизволил ответить. Моя дочь, жена А.Фармонова, данную жалобу переписала от своего имени, и тоже послала госп. Б.Мустафоеву. Ответом начальника отдела по приему граждан Верховного суда была обычная отписка, то есть админитративное мошенничество, типа “Вы не являетесь защитником в данном уголовном деле, и поэтому вы не имеете право писать жалобу”. В третий раз эту же жалобу от своего имени отправил в Верховный суд Абдурахмон Ташанов, член правозащитного общества “Эзгулик”, но и ему из Верховного суда не ответили.

Наконец, данную жалобу Озода Якубова оформила от имени мужа, фигуранта уголовного дела №1-110/2006 Азама Фармонова, и по почте отправила ее начальнику колонии УЯ 64/71 подполковнику Б.Кенжаеву в первой половине февраля 2014 года. По закону Б.Кенжаев обязан вызвать А.Фармонова в свой кабинет, чтобы он ознакомился с жалобой, и если она соответствует истине, ее подписать при нем, и после этого Б.Кенжаев должен отправить жалобу председателю Верховного суда почтой или курьером. НО! Должностные лица Узбекистана работают по фантом-закону “Об обращениях граждан”, в котором четко указано “НЕ ОТВЕЧАТЬ!!!” с тремя восклицательными знаками, и Б.Кенжаев остался верен этому фантом-закону.

Но люди в глаза не видели эти фантом-законы, их в книжном виде в магазинах не продают, они только в уме у госчиновников, которые они тщательно скрывают от народа. Если кто-то, кто неплохо знаком с настоящими законами, или какой-нибудь совестливый адвокат, начинает доказывать истину на основе настоящих законов, они (госчиновники) начинают яростно отбиваться, твердя свое, или вообще не отвечают на обращения (жалобу, критику и т.д.). В части 2 статьи 524 настоящего УПК РУз черным по белу написано:

“Поводами к возбуждению производства ввиду вновь открывшихся обстоятельств служат обращения граждан, сообщения должностных лиц предприятий, учреждений и организаций, общественных объединений, сообщения средств массовой информации, а также данные, полученные непосредственно в ходе расследования и рассмотрения других дел”.

В этой части данной статьи приводится список источников, информация от которых достаточна для возбуждения уголовного производства по вновь открывщимся обстоятельствам, и прокурор обязан его возбудить (часть 1 этой же статьи). Но в фантом-УПК РУз этого нет! Жалобы, написанные мной, моей дочерью, А.Ташановым, незаконно осужденным А.Фармоновым, по фантом-УПК РУз не являются поводом к возбуждению производства ввиду вновь открывщихся обстоятельств. И точка!

СИЛОВЫЕ  СТРУКТУРЫ 

(СС-а):  Иерархия государственных силовых структур имеет вид – СНБ, Прокуратура, Милиция, Судебная система, Законодательная власть. В этот список не занесена Армия (Вооруженные силы государства) по той простой причине, что она превращена в несерьезную организацию в том смысле, что и для прохождения в ней службы, и для уклонения от службы надо платить (давать взятку). Армия рассматривается госчиновниками как источник незаконной наживы, а не как военную силу, противостоящую внешней агрессии. В иерархическом ряду, как видно, наиболее могущественной структурой является СНБ, хотя она является таким же правоохранительным органом как Милиция. В отличии от демократических стран в Узбекистане наибольшее предпочтение отводится именно СНБ, а не Прокуратуре, главному органу по надзору за исполнением Законов государства, Не зря СНБ подчиняется непосредственно главе государства –  именно Ислам Каримов еще на заре независимости, в 1991 году, на 7-й сессии парламента настоял на этом, несмотря на яростное сопротивление группы депутатов как Тоиба Тулаганова, Шухрат Нусратов и другие. Слабейшей, до мягкости пластилина, безо всякой независимости от других, в приведенной иерархии государственных силовых структур, является законодательная власть (Олий Мажлис), хотя иерархия должна начинаться именно с законодательной власти, а остальные структуры должны претворять в жизнь (исполнять) все законы, которые принимает эта власть.

Объясняется ее слабость очень просто. В статье 28 Конституции Республики Узбекистан отмечается, что  “Гражданин Республики Узбекистан имеет право на свободное передвижение по территории республики, въезд в Республику Узбекистан и выезд из нее,” и тут же в продолжении данной фразы добавляют “за исключением ограничений, установленных законом”. Статья 29 начинается с фразы “Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию” и в тот же час мы наталкиваемся на преграду “ за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом. Свобода мнений и их выражения может быть ограничена законом по мотивам государственной или иной тайны”. В начале статьи 33 Конституции Республики Узбекистан читаем “Граждане имеют право осуществлять свою общественную активность в форме митингов, собраний и демонстраций в соответствии с законодательством Республики Узбекистан”, последующая фраза разочаровывает любого, в том числе и части депутатов Олий Мажлиса, кроме госчиновников из исполнительной власти: “Органы власти имеют право приостанавливать или запрещать проведение этих мероприятий только по обоснованным соображениям безопасности”.

Таких статей в Главном Законе страны типа “Граждане имеют право …, но в целях …” предостаточно и их принимали депутаты парламента. Независимый, юридически подкованный парламентарий никогда не пойдет на сделку с исполнительной властью вопреки своим обещаниям его выбравших на этот пост людей, и проголосует ЗА настоящую, демократическую формулировку

статьи 28: “Гражданин Республики Узбекистан имеет право на свободное передвижение по территории республики, въезд в Республику Узбекистан и выезд из нее”, и ТОЧКА;

статьи 29: “Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, не возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть, вражду между людьми, а также не содержащую оскорбление личности, распространение сведений, составляющих государственную тайну ”, и ТОЧКА;

статьи 33: “Граждане имеют право осуществлять свою общественную активность в форме пикетов, уличных шествий, петиций, митингов, собраний и демонстраций ”, и ТОЧКА. и т.д.

(СС-б):  Эти и другие силовые органы обязаны строить и проводить свою деятельность на основе Фантом-Конституции и Фантом-Законов. Иначе не получится, т. е. на основе более-менее демократической Конституции (хотя она авторитарная) и демократических законов строить и проводить свою деятельность будет невозможно –  оно будет противоречить всем личностным качествам главы государства, всем фантом-законам и даже фантом-демократии в стране.

8-9 июля 2015 года в Женеве Комитет по правам человека ООН проводил слушания официального доклада правительства Республики Узбекистан о ситуации с правами человека в стране. Делегацию Узбекистана возглавлял сотрудник Генеральной Прокуратуры Ислом Жасимов, который в течении двух дней не моргнув глазом заявлял, что

  • “в Узбекистане пытки не применяются, т.к. они запрещены Конституцией и Уголовным кодексом”,
  • “условия содержания заключенных в Узбекистане таковы, что государства, которые считают себя демократическими, могут им позавидовать”,
  • “обеспечение прав человека в Узбекистане рассматривается как основа демократии и формирования правового государства и сильного гражданского общества” и другую чепуху.

Более ста правозащитников, журналистов, экспертов, исследователей и людей других областей, сидящие в зале, молча его слушали и … улыбались – им-то хорошо известно истинное положение дел в Узбекистане! Каждый из них понимал, что Ислом Жасимов по-другому не может – перед вылетом в Женеву он, наверное, дал слово главе государства, что в Женеве он не подкачает, т.е. будет придерживаться только фантом-правде. В отличии от профессора права Акмала Саидова, раньше возглавлявший узбекские делегации, который, когда ему было нечем “крыть” вопросы, задаваемые членами Комитета, начинал кричать на членов Комитета ООН, Ислом Жасимов вел себя весьма прилично  –  было заметно, что Ислом Жасимов либо перед выступлением выпил нечто мощное успокоительное, либо в употреблении фантом-правды он на голову возвышается перед Акмалом Саидовым. Только один раз случился срыв, когда ему задали вопрос об андижанской резни в мае 2005 года: “Собираются ли власти Узбекистана пригласить в Андижан международных экспертов для независимого и беспристрасного расследования андижанской трагедии?”. Докладчик в своем ответе трижды повторил фразу “Узбекистан уже не раз заявлял, что вопрос Андижана закрыт и больше не будет обсуждаться”, и с криком закончил свой ответ с этой фразой (в третий раз).

Труднее всего господину Ислому Жасимову пришлось ответить на сто нелицеприятных вопросов, которые были заданы членами Комитета по правам человека ООН. Приведем некоторые из них:

1) “Почему правозащитники и лица, осужденные за “религиозный экстремизм”, в основном, страдают из-за того, что им даются дополнительные сроки после отбытия первоначального срока наказания? Почему несоблюдение внутренних правил может привести к тюремному осуждению, почему государство хочет сделать так, чтобы человек оставался в тюрьме после отбывания им главного срока?”;

2) “Что мешает государству пригласить в страну специальных докладчиков ООН? Почему с 2002 года Узбекистан не может посетить ни один из 13 докладчиков ООН?”;

3) “Обстоятельства смертей в заключении остаются неизвестными. Проясните судьбу расследований, есть ли возможность установить причину смерти?”;

4) “Судебные органы не являются независимыми и остаются слабыми и неэффективными под влиянием органов власти. Отсутствует независимость адвокатов, им угрожают, есть факты произвольных дисциплинарныx действий в их отношении, судебные разбирательства не носят состязательный характер между защитой и обвинением. Желает ли государство исправить ситуацию?”.

1 мая 2015 года, буквально перед слушаниями в Женеве, т.е. чуть более двух месяцев назад, Кунградский районный суд по уголовным делам Республики Каракалпакистан продлил срок наказания в 9 (девять) лет еще на 5 (пять) лет 26 (двадцать шесть) дней политическому заключенному Азаму Фармонову по статье 221 УК РУз –  об этом подробно написано выше, в ГД-б. О каком состязательном характере между защитой и обвинением может идти речь, когда суд в Кунграде над А.Фармоновым проводился без адвоката (защитника), но при участии  государственного обвинителя –  специального прокурора Кунгратского района М.Давлаткиличова, а также нескольких свидетелей, которые все без исключения были сотрудниками колонии исполнения наказания УЯ 64/71, где содержался подсудимый.

Почти сразу после слушаний в Женеве, т.е. во второй половине июля 2015 года, Верховный суд РУз оставил в силе приговор Охангаронского городского суда по уголовным делам Ташкентской области от 4 декабря 2012 года, по которому политическому заключенному Муроду Жураеву, бывшему депутату Олий Маждиса, одиному из руководителей оппозиционной партии “Эрк”, арестованный 18 сентября 1994 года и осужденный к 12 (двенадцать) годам лишения свободы, был продлен срок наказания по статье 221 УК РУз еще на 3 (три) года. Данное продление срока был четвертым по счету – Мурод Жураев находится в заключении без малого 21 год. Уже эти два примера на вышеприведенный 4-й вопрос Комитета по правам человека ООН “Желает ли государство исправить ситуацию?” дают ясный ответ: НЕТ, не желает!

 

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s