Обращение


Талиба Якубова, вице-президента Общества Прав Человека Узбекистана участникам Конгресса Международной Федерации за права человека (Париж)

(6-10 апреля 2010 г., Ереван)

Уважаемые дамы и господа!

В августе 1995 года президент Узбекистана Ислам Каримов выступил на сессии Олий Мажлиса (парламента) страны с пространной речью. Посвященная реформе судебной системы, она ошеломила многих, если не всех. Из его речи вытекало, что Узбекистан очень скоро догонит и перегонит передовые демократические страны мира в области демократического судопроизводства, ведь от бывшей колониальной власти Узбекистан унаследовал карательную судебную систему, и эта система в Узбекистане работала до апреля 1995 года.

Но никто не мог предполагать, что очень скоро созданная Исламом Каримовым новый судебный порядок обрушит на голову народа, поверившего в его судебную «реформу», неисчислимые беды. По сути, бывший коммунистический лидер республиканского масштаба создал новую правоприменительную систему, – я имею в виду не только судебную, но и систему прокурорских органов, Службы национальной безопасности, милиции, налоговых и таможенных органов и т.д., – неразрывно связанные с преступным корпоративным интересом. По своей карательной сути она не только не уступает советской, но во много раз ее превосходит.

Эта преступная корпоративно-правовая система дала возможность Исламу Каримову избавиться от любой оппозиции, – демократической и религиозной, любого инакомыслия, избавиться от свободных СМИ, загнать правозащитников в угол, а то и в тюрьмы. Она породила в госструктурах небывалый уровень коррупции и взяточничества, вернула сельское хозяйство, основу экономики страны, в феодальный строй, а общество – в 19-й век.

Миллионы людей покинули страну в поисках работы, нищета доводит граждан до суицида. Образование и наука пришли в упадок. Общество уродливо расслоилось. Государственные люди во главе с двумя дочерьми президента купаются в роскоши, а 30% низов, – пребывает в нищете. Итог печальный: андижанский расстрел ни в чем не повинных людей.

Что творится в Узбекистане прекрасно видят мировые правозащитные организации как FIDH, HRW, AI и другие, но, к сожалению, стараются не замечать этого правительства демократических стран, а также демократические институты мира как ООН, ЕС, ОБСЕ. Полная загадка.

Нам представляется, что демократические институты, о которых я критически отзываюсь, не вникают в одну важную особенность политики Ислама Каримова – на ее притворность. Притворность во всем. Время наглядно показало притворность его речи на сессии парламента в августе 1995 года, с которой я начал свое обращение.

Возьмите любой официальный доклад правительства Узбекистана, представленные им в Комитеты ООН, любое выступление официальных лиц, сделанные ими на международных совещаниях по линии БДИПЧ ОБСЕ, и вы убедитесь, что в них говорится только о законодательной базе, имеющейся в Узбекистане, и ни слова о том, работает или нет эта законодательная база страны. Притворство и только. Тем не менее, в международных документах, принятых по Узбекистану, в основном мы видим ликование типа:

– законодательной властью Узбекистана принят акт «Хабеус корпус»,  гарантирующий процессуальные права граждан, неприкосновенность личности, устанавливающий правила ареста и привлечения обвиняемого к суду;

– из судебной практики отменено вынесение приговоров, предусматривающие смертную казнь;

– институту Омбудсман предоставлена возможность без проблем посещать любые пенитенциарные учреждения;

– возобновлены инспекции со стороны Международного Комитета Красного Креста пенитенциарных учреждений страны и другие.

Именно ликование. Однако, смею утверждать, что в условиях, когда силовая власть полностью поставлена на карательные рельсы, и в ней отсутствует защита прав человека,

– понятие «Хабеаса корпуса» глубоко чуждо природе всей власти; и введение института «Хабеус корпус» никакого позитивного воздействия не принесло;

– власть продолжает убивать своих граждан, тела убитых в неволе передают родственникам: какая разница как убить человека – вынося неправосудный приговор со смертной казнью, или просто так, применив в тюрьме жестокие пытки;

– институт Омбудсмана был организован в 1996 году как кукла и он по-прежнему играет эту отведенную ему роль; я еще тогда, в 1996 году, выступая на международном симпозиуме ОБСЕ, проходившем в Ташкенте, сказал: «Введение института Омбудсмана в условиях жесткого, а зачастую жестокого авторитарного политического режима, равносильно созданию парламента в условиях первобытно-общинного строя», и, как показало время, оказался прав;

– перед тем, когда в какую-нибудь колонию исполнения наказаний приезжают представители МККК, то всех тех заключенных, которые могут рассказать правду без страха, вывозят в другие КИН; пример: в КИН УЯ 64/71, более известная как «Жаслык», что находится на территории Республики Каракалпакистан, представители МККК приезжали в октябре и ноябре 2009 года, а также в январе 2010 года; так вот, нам достоверно известно, что политических заключенных поэта Юсуфа Жуму и члена ОПЧУ Азама Фармонова вывезли в город Нукус в следственный изолятор УЯ 64/9.

Как говорится, притворство власти Узбекистана не имеет границ.

В данное время 11 наших активистов находятся в заключении. В их числе две женщины – Мехринисо Хамдамова и Шахло Рахмонова из города Карши Кашкадарьинской области – суд над которым недавно начался. В конце 2009 года там же приговорен к 9 годам лишения свободы член ОПЧУ Гайбулла Жалилов. Впервые этим трем правозащитникам власти инкриминировали обвинение по пресловутой политической статье 159 (Посягательство на конституционный строй Республики Узбекистан) Уголовного кодекса страны.

В уголовном кодексе имеется ряд статей, по которым осуждают людей с религиозными убеждениями, в основном мусульман. Есть две статьи, – 165 (Вымогательство) и 168 (Мошенничество), – которых применяют к правозащитникам и журналистам. Очень удобные статьи для следствия: для возбуждения уголовного дела достаточно наличие заявления какого-либо лица о том, что такой-то правозащитник (журналист) вымогал у него деньги, угрожая … и т.д., или путем мошенничества завладел его имуществом.

Как бы абсурдно не выглядело дело, как бы не путались во время суда свидетели обвинения, какие бы неопровержимые документы о невиновности правозащитника (журналиста) не предъявлял суду защитник, все бесполезно, суд выносит тяжелый неправосудный приговор. Только из нашей организации шесть человек осуждены по статье вымогательства.

16 лет мы безуспешно пытались пройти государственную регистрацию в Узбекистане. Министерство юстиции в ответ писало всякую чушь, от которых становилось стыдно за нашу юриспруденцию. Когда я не по своей воле оказался за рубежом, мы зарегистрировали организацию во Франции. В настоящее время наша Инициативная Группа начала работу по созданию «Узбекистанского филиала Общества Прав человека Узбекистана», которое сейчас представляет французский гражданский сектор. Мы надеемся, что наша попытка на сей раз окажется удачной.

Спасибо за внимание.

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s